КЮРИ



Когда студентка Сорбонны — парижского университета — Мари Склодовская встретила впервые Пьера Кюри, он был уже крупным физиком. Преданность науке объединила их. Потом они полюбили друг друга и стали мужем и женой, самыми близкими советчиками и помощниками в работе.

Жили Пьер и Мари скромно. Денег на покупку лаборатории у них не было. И они приспособили для научных исследований деревянный полуразвалившийся сарай. Свет проникал в него сквозь стеклянную крышу. Летом там было жарко, как в парнике, а зимой чугунная печь с проржавевшей трубой едва спасала от холода. Но здесь Пьер и Мари совершили крупнейшее открытие.

Семья КюриВ те годы французский физик Беккерель обнаружил непонятные лучи. Их испускал кусочек урановой руды. Человеческий глаз эти лучи не видел. Но фотопластинка, завёрнутая в чёрную бумагу, засвечивалась, если на неё клали эту РУДУ.

Странные лучи заинтересовали Мари. Она стала их изучать. Терпеливо, тщательно. День за днём, месяц за месяцем. Выяснилось, что такие же лучи идут не только от урана. Слово «луч» по-латыни «радиус». Поэтому Мари предложила назвать все вещества, испускающие невидимые лучи, радиоактивными. И занялась этими веществами.

Её работа увлекла и Пьера. Он стал помогать жене. И вскоре они обнаружили лучи, которые посылал никому не известный элемент! Пьер и Мари назвали его полонием, в честь Польши, родины Мари. А через некоторое время им удалось открыть ещё один новый элемент — радий.

И не только открыть, но и добыть крохотный кусочек вещества, содержащего радий.

Трудная это была работа. Около четырёх лет каждый день приходили они в свой сарай изучать свойства радия и полония. За эти годы Мари собственными руками перевернула тонны урановой руды. Мари переносила громоздкие сосуды, переливала жидкости, часами размешивала их в кипящем котле тяжёлой железной штангой.

Из сарая уходили затемно, когда пробирки и колбы на столах и полках начинали таинственно мерцать зеленоватым сиянием. А дома ждала ещё одна забота: маленькая дочка Ирен.

За открытие РАДИОАКТИВНОСТИ супругов Кюри и Беккереля наградили высшей научной наградой — Нобелевской премией. Мари ещё тогда не знала, что скоро ей одной придётся продолжать исследования: Пьер попал под колёса экипажа и погиб. Это было большое горе. Но Пьер всегда говорил: «Что бы ни случилось, мы должны работать». И Мари не забывала этих его слов.

Мари Кюри стала профессором, директором лаборатории. Ей второй раз присудили Нобелевскую премию — за получение чистого металла радия. У неё появилось много учеников. И среди них самой талантливой была её дочь Ирен. Она тоже стала физиком. Вместе с мужем, Фредериком Жолио, Ирен работала в лаборатории, которой руководила мать.

Пьер и Мари изучали радиоактивные вещества и радиоактивное излучение. Но они ещё не умели вмешаться в этот процесс, что-то в нём изменить. Это сумели сделать Ирен и Фредерик. Они создали искусственные радиоактивные вещества, такие, которых в природе нет. Эти вещества тоже испускали невидимые лучи. Так в семье Кюри появилась третья Нобелевская премия.

Работы Пьера и Мари Кюри легли в основу физики АТОМА. До открытия радиоактивности считали, что атом неделим. Теперь оказалось, что он состоит из множества частиц. А потом выяснилось, что само атомное ядро делится. Исследования Ирен и Фредерика Жолио-Кюри помогли учёным расщепить атомное ядро, овладеть АТОМНОЙ ЭНЕРГИЕЙ.

Ирен и Фредерик, как и все настоящие учёные, хотели, чтобы атомная энергия помогала людям: лечила их, давала свет и тепло, двигала машины. Они были против фашизма, против войны. Во время второй мировой войны с опасностью для жизни Фредерик прятал материалы, с помощью которых фашисты могли овладеть секретом атомной бомбы. Фредерик и Ирен горячо отстаивали мир. Их преследовали, но это не останавливало учёных. Они боролись за то, чтобы физика и атом служили миру.



 

<-- КУТУЗОВ Михаил Илларионович Л -->